Со словный налог

Можно ли рассчитать доход на базе свидетельских показаний

Верховный суд РФ (ВС) решит, правомерно ли доначислять налоги на доход, если его сумма рассчитана на базе показаний свидетелей. Арбитражные суды сочли, что показаний недостаточно и должны быть документальные подтверждения. ФНС же апеллирует к тому, что налогоплательщик скрыл часть информации. Поэтому к нему неприменим тот же стандарт доказывания, что и для добросовестных лиц. По жалобе налоговиков дело рассмотрит экономколлегия ВС. Юристы не спорят, что показания свидетелей нужно учитывать, но опасаются ошибок и злоупотреблений.


                Со словный налог

ВС разъяснит, какими доказательствами можно подтвердить доначисление налогов и что делать, если документов недостаточно, но есть свидетельские показания. Так, ИП Елена Новоселова оспаривала решение налоговой инспекции, вынесенное по итогам выездной проверки. Один из эпизодов, по которому были предъявлены претензии, привлек особое внимание юристов. Речь шла о доначислении налога и страховых взносов за сдачу в аренду имущества в 2017–2019 годах. ИП эти доходы не декларировала.

Из судебных актов следует, что для определения размера дохода инспекция основывалась на свидетельских показаниях арендаторов. Сами договоры аренды содержали условия только о цене, порядке и форме оплаты, но без сроков действия. Налоговики допросили семь граждан-арендаторов, которые подтвердили наличие арендных отношений с Еленой Новоселовой в спорный период. Из протоколов допроса также следует, что платежные документы свидетелям не выдавались.

Арбитражные суды пришли к выводу о «недоказанности инспекцией факта и размера занижения дохода предпринимателя», так как достоверных доказательств получения именно таких сумм дохода от аренды не представлено. Помимо протоколов допроса свидетелей, нет других документов, подтверждающих сумму дохода, вследствие чего доначисление налога основано «не на точных, а на установленных со слов физлиц суммах».

В силу положений ст. 89, 90 и 101 Налогового кодекса, сочли суды, свидетельские показания могут быть использованы только как «сведения об обстоятельствах, имеющих значение при осуществлении налогового контроля», но не могут быть «единственными доказательствами, подтверждающими размер полученного дохода». В итоге показания признали недостаточным доказательством, а решение налоговиков о доначислениях по этому эпизоду (237,1 тыс. руб. по УСН и 38,7 тыс. руб. страховых взносов) отменили.

Налоговики подали жалобу в ВС. Они настаивают, что вправе «в условиях сокрытия налогоплательщиком выручки в виде арендной платы и отсутствия в связи с этим платежных документов определить размер полученного дохода, исходя из заключенных договоров аренды и свидетельских показаний арендаторов». По мнению инспекции, стандарт доказывания «в условиях недобросовестных действий должника» не может быть аналогичным ситуации, когда факт получения дохода оформляется налогоплательщиком «надлежащим образом». «В ином случае недобросовестное лицо, получающее арендную плату посредством наличного расчета и уклоняющееся от налогов, оказывается в более благоприятном положении по сравнению с добросовестным налогоплательщиком»,— говорится в жалобе.

Кроме того, налоговики ссылаются на противоречивое поведение Елены Новоселовой, которая предоставляла договоры аренды с этими гражданами для получения льготы по налогу на имущество физлиц, но теперь опровергает подтверждение факта оплаты по сделкам, «что свидетельствует о стремлении уклониться от уплаты налога по УСН и одновременно получить налоговую льготу». Дело передали на рассмотрение экономколлегии, слушание назначено на 29 мая. В ФНС не ответили на запрос “Ъ”.

Налоговый консультант Tax Compliance Екатерина Копылова полагает, что в данном случае «есть основания подозревать ИП в недобросовестности», а выводы ВС по спору «могут иметь долгосрочные последствия для всей практики в отношении силы и достаточности таких доказательств, как свидетельские показания в делах о налоговых правонарушениях».

Партнер Taxology Алексей Артюх уверен, что не должно быть разных стандартов доказывания для добросовестных и недобросовестных налогоплательщиков: «Налоговый спор возникает там, где усматривается нарушение, а нарушитель, по мнению налогового органа, априори ведет себя недобросовестно».

Управляющий партнер ФБК Legal Алексей Нестеренко добавляет, что инспекции и суды «учитывают модель поведения налогоплательщика в рамках налоговых проверок», то есть уровень открытости и прозрачности его деятельности. Однако, по мнению юриста, непредставление документов не должно по умолчанию рассматриваться как недобросовестное поведение: «Иногда налогоплательщик не может предоставить информацию в силу ее отсутствия или сложности сбора, а не из-за своего нежелания».

В то же время, признает Екатерина Копылова, при проверке предпринимателей, получающих доходы от физлиц, инспекторы нередко ограничены в средствах по сбору доказательств: «Если клиенты (покупатели, арендаторы) платили наличными, договоры не заключались, чеки не выдавались, то остается полагаться только на информацию от свидетелей».

Таким образом, по мнению юристов, слова свидетелей не стоит игнорировать, но использовать их как единственное доказательство для расчета налога тоже нельзя. Показания «нужно оценивать на предмет допустимости и достоверности в совокупности с другими доказательствами», говорит господин Артюх. При несогласии с доначисленной суммой недоимки ИП мог представить контраргументы насчет фактических сроков аренды и суммы платежей, включая банковские выписки о зачислении средств на свои счета, объявления о сдаче объекта недвижимости в аренду, отмечает госпожа Копылова. Алексей Артюх добавляет, что можно ссылаться на «несоответствие вменяемого размера арендной платы рыночным значениям», а в противовес показаниям свидетеля-арендатора предоставить, например, доказательства того, что это помещение в тот период снимало другое лицо.

По мнению юристов, исход дела в ВС может создать важный прецедент. С одной стороны, поддержка позиции ФНС позволит «закрыть некоторые лазейки, которые используются для ухода от налогов», признает партнер МЭФ Legal Вадим Зарипов. С другой стороны, развивая такой подход, правоприменители могут «дойти до крайности, например, устанавливая размер «серой» зарплаты для исчисления НДФЛ и страховых взносов на основании показаний сотрудников, в том числе бывших и недовольных, или других неблагонадежных источников, например, конкурентов», опасается госпожа Копылова. Господин Зарипов добавляет, что «свидетели — это живые люди, которые иногда могут «вспомнить» то, чего не было, особенно в ситуации стресса».

Есть и другой важный аспект. «Свидетельские показания используются как подтверждение неполного отражения доходов в учете, а этот факт позволяет налоговикам применить расчетный метод, который допускает приблизительное исчисление недоимки»,— говорит Вадим Зарипов. Если ВС закрепит правомерность доначисления налогов расчетным методом на основании только лишь свидетельских показаний, предупреждает Екатерина Копылова, это создаст целый ряд рисков, от необъективности результатов проверочных мероприятий до привлечения к ответственности невиновных лиц.

Анна Занина, Ян Назаренко

Источник: www.kommersant.ru

Недавние новости

В Госдуме призвали запретить «тапать хомяка» в Telegram

makocho

Meta* планирует купить 5% в производителе очков Ray-Ban

makocho

«Росдорбанк» провел вторичное размещение акций по нижней границе ценового диапазона

makocho