Низкоуглеродной энергетике грозит дефицит сырья

Как меняется спрос на критически важные минералы

Нехватка инвестиций в добычу критически важных минералов (таких как литий, графит, никель, кобальт и редкоземельные элементы), необходимых для низкоуглеродной энергетики, может привести к дефициту сырья на рынке, предупреждают эксперты Международного энергетического агентства (МЭА). По подсчетам агентства, до 2040 года нужно вложить в добычу минералов около $800 млрд, при этом снижение цен может сдержать привлечение инвестиций в новые проекты.


                Низкоуглеродной энергетике грозит дефицит сырья

Спрос породил предложение

В докладе МЭА под названием «Обзор ситуации с критическими минералами на 2024 год» говорится, что после 2021–2022 годов, когда цены на это сырье уверенно росли, в 2023 году цены резко упали до уровней, которые были еще до пандемии COVID-19. «Больше всего снизились цены на материалы, используемые в производстве батарей,— цены на литий упали на 75%, цены на кобальт, никель и графит показали падание в 30–45%. Это в свою очередь привело к тому, что подешевели и сами батареи — примерно на 14%»,— говорится в докладе. Причинами столь резкого падения цен названо наращивание предложения, которое произошло в ответ на высокий спрос. По итогам прошлого года спрос на литий вырос на 30% — во многом благодаря бурному развитию рынка электромобилей. Спрос на никель, кобальт, графит и редкоземельные элементы в прошлом году вырос на 8–15%.

Эксперты МЭА отмечают, что благодаря снижению цен в прошлом году батареи стали выгоднее для потребителей. В то же время столь резкое падение оказывает негативный эффект на инвестиции в добычу критически важных минералов — они стали замедляться. По итогам 2023 года новые вложения в разработку такого сырья выросли лишь на 15%, а в добычу — на 10%, что ниже темпов роста в 2022 году.

Проведенный МЭА анализ инвестиций показал, что сырья от существующих проектов хватит, чтобы покрыть лишь 70% от всей необходимой меди и 50% — от всего необходимого лития к 2035 году. К этому сроку большинство стран мира запланировали выйти на поставленные ими цели по сокращению углеродных выбросов. По другим минералам ситуация более сбалансирована — их должно хватить, но только если разработка будет проводиться в запланированных объемах. «Устойчивый и бесперебойный доступ к критически важным минералам необходим для поступательного движения к энергетическому переходу. Аппетит современного мира на такие технологии, как солнечная энергетика и солнечные панели, электромобили и батареи для них, постоянно растет. Мы не можем удовлетворить этот растущий спрос без надежных поставок критически важных минералов,— уверен глава МЭА Фатих Бирол.— Недавний всплеск инвестиций в добычу таких материалов очень вдохновляет, поэтому мир сейчас находится в более выгодном положении, чем всего несколько лет назад. Но наши новые наблюдения говорят о том, что для обеспечения надежных поставок сырья нужно еще много сделать».

МЭА полагает, что для бесперебойного перехода к низкоуглеродной энергетике необходимо до 2040 года инвестировать в добычу критически важных минералов около $800 млрд. «Без параллельного вклада со стороны переработки вторсырья и вторичного использования уже добытых ранее минералов объем необходимых инвестиций может быть еще больше — примерно на треть»,— отмечает МЭА.

Критически важные регионы для критически важных минералов

Эксперты агентства подчеркивают, что в настоящее время основное производство критически важных минералов сосредоточено всего в нескольких странах мира. Так, доля Индонезии на мировом рынке добычи необработанного никеля с 2020 по 2023 год выросла с 34% до 52%, а на рынке обработанного никеля — с 23% до 37%. При этом сами индонезийские компании владеют лишь около 10% добывающей мощностей никеля в своей стране, тогда как китайские компании — 40%, больше, чем любая другая страна. Европейским компаниям в Индонезии принадлежит около 20% всех мощностей по добыче никеля.

Что касается добычи кобальта, то здесь мировым лидером по разработкам является Демократическая Республика Конго (ДРК). В этой стране две трети всего производства контролируется китайскими компаниями, например CMOC Group, и европейскими, а том числе швейцарской Glencore. Сами же конголезские компании владеют лишь 5% от всех мощностей по добыче кобальта в своей стране.

Столь высокий уровень концентрации добычи в отдельных регионах, а инвестиций — в руках отдельных стран устраивает не всех. В 2023 год затраты на разработку во всем мире выросли на 15%, и наибольшую долю от этого прироста дали такие страны, как Канада и Австралия. Среди крупнейших инвестиций прошлого года — $50 млн канадской Summit Nanotech в развитие экологически чистых технологий при добыче лития. В США компания Kobold Metals привлекла $195 млн на расширение мощностей по добыче кобальта.

Заметные меры принимают и правительства ряда государств. В октябре прошлого года правительство Австралии расширило государственную программу поддержки по добыче критически важных минералов до $1,3 млрд. Также в прошлом году правительство Канады расширило на $1,1 млрд государственную программу по стратегическим инновациям, доведя ее объем до $2 млрд. В числе приоритетов этой программы — добыча критически важных минералов, их переработка и вторичное использование. В феврале этого года власти Бразилии учредили фонд на $200 млн для разведки и добычи минералов, необходимых в низкоуглеродной энергетике.

В ЕС в мае прошлого года вступил в силу Закон о критически важных минералах. В рамках этого закона до 2030 года установлены следующие цели по добыче и обработке критически важных минералов: европейские компании должны обеспечивать добычу сырья по меньшей мере 10% от всего объема критически важных материалов, потребляемых в ЕС; 40% обработки всех критически важных материалов, потребляемых в ЕС; 25% вторичной переработки стратегически важных материалов. Кроме того, доля любой третьей страны в общем объеме потребления ЕС отдельного критически важного минерала не должна превышать 65%. Для достижения этих целей и организации совместных закупок сырья представители Еврокомиссии будут проводить совместные встречи и консультации с участниками рынка — европейскими добывающими и обрабатывающими компаниями и местными подразделениями транснациональных добывающих корпораций.

Этот текст — часть нового проекта ИД «Коммерсантъ», посвященного трендам бизнеса и финансового рынка. Еще больше лонгридов с анализом ключевых отраслей российской экономики, экспертных интервью и авторских колонок — на странице Review.

Евгений Хвостик

Как выявить автомобиль-«утопленник»


                Низкоуглеродной энергетике грозит дефицит сырья

Источник: www.kommersant.ru

Недавние новости

Мошенники стали использовать для кражи данных новую валюту Telegram Stars

makocho

RTP Global Леонида Богуславского инвестировал в индийский fashion-стартап Zyod

makocho

«Макфу» передали под управление структуре Россельхозбанка

makocho