«Мы хотим учить людей, у которых горят глаза»

Глава Центра бизнес-образования и аналитики Центрального университета Илья Иванинский — об образовательных программах вуза

В сентябре этого года Центральный университет примет первых студентов на свои бакалаврские программы. Review поговорил с главой Центра бизнес-образования и аналитики Центрального университета, партнером-экспертом компании «Яков и партнеры» Ильей Иванинским о том, каких абитуриентов ищет вуз, за счет чего его учебные курсы будут соответствовать потребностям работодателей и почему гранты на обучение для учащихся в Центральном университете не будут зависеть от их оценок.


                «Мы хотим учить людей, у которых горят глаза»

О решении прийти работать в Центральный университет

— Почему вы приняли предложение занять позицию руководителя направления «Бизнес и аналитика» в Центральном университете? Ведь до этого ваша карьера была связана с бизнесом?

— Это верно, но помимо того, что я всю жизнь работаю в бизнесе, я всю жизнь учусь сам и стараюсь учить других. В совокупности я потратил на образование более десяти лет, и думаю, это не предел. Сначала был бакалавриат в Новосибирском государственном университете, потом магистратура в Высшей школе экономики в Москве, потом MBA в Уортонской школе бизнеса при Пенсильванском университете. Потом снова Высшая школа экономики — там я учился в аспирантуре, хотя был уже ощутимо старше большинства однокурсников.

— Зачем вам была нужна еще и аспирантура? При таком послужном списке мест для обучения.

— Я понял, что аспирантура позволит мне структурировать и обобщить знания и опыт, которые у меня возникли в ходе работы в бизнесе. Я начал работать в 18 лет, сначала, пока был в бакалавриате, в качестве рядового наемного сотрудника, а когда поступил в магистратуру, начал свой бизнес.

— Свой бизнес? Какой?

— Я был стартапером еще до того, как это стало модным. У меня была digital production студия. Мы делали сайты и разные приложения, я выступал в роли СЕО — управлял людьми, которые разрабатывали продукты, и отношениями с клиентами. Потом я начал работать консультантом в Boston Consulting Group, где провел в общей сложности 12 лет, до ухода компании из России в 2022 году. С 2022 года возглавлял в «Яков и партнеры» финансовую практику и до сих пор продолжаю сотрудничать с фирмой в качестве партнера-эксперта.

Позиция консультанта, которую я занимал все это время в этих компаниях, на самом деле, удивительно схожа с позицией преподавателя. Ведь как выглядит консалтинг? Клиент приходит с проблемой, мы предлагаем ее решение. Но часто до клиента нужно донести не только решение непосредственной проблемы, с которой он обратился. Часто необходимо дать более широкое видение ситуации, в которой клиент находится, или обучить сотрудников навыкам, которые помогут внедрять разработанные решения, в том числе навыкам коммуникации, структурирования проблем, а иногда и непосредственно тому, как работает бизнес. Например, в рамках проекта по развитию бизнеса кредитных карт для достаточно крупного банка для команды клиента мы делали большую лекцию о том, как работают кредитные карты,— погружали их в финансовые, технологические и другие аспекты работы. Это было необходимо потому, что, если человек работает в банке и занимается техническим развитием систем, связанных с кредитными картами, он совсем не обязательно понимает, как работает ценообразование или как происходит оценка рисков, потому что это не входит в его зону ответственности. Мы, напротив, как консультанты, должны в этом разбираться, потому что нам важно видеть ситуацию, в которой работает бизнес наших клиентов, целиком.

Мой опыт показывает, что именно проекты, где мы как консультанты инвестировали много времени и сил в обучение команды клиента, дали максимальные результаты — бизнес клиента вырастает в несколько раз на горизонте нескольких месяцев. Это я видел в самых разных отраслях, таких как банки, металлургия, телеком, и других.

Пройдя через большое количество таких кейсов, я понял, что, по сути, занимаюсь преподаванием — и что мне это нравится, и, судя по отзывам клиентов и достигнутым бизнес-результатам, это хорошо получается. С учетом того что сам я много учился, я понял, что могу многое дать системе образования, особенно дополнив это своими знаниями и опытом в консалтинге. Поэтому, когда коллеги из Центрального университета предложили поработать вместе, я, не сомневаясь, согласился.

О направлении «Бизнес и аналитика»

— Что конкретно вам предлагали, когда позвали возглавить одно из направлений подготовки в Центральном университете — «Бизнес и аналитика»? Была ли это уже готовая учебная программа, или от вас ждали какого-то концептуального вклада с самого начала?

— Предлагая мне эту позицию, коллеги исходили из того, что я решу несколько задач, одна из которых была как раз связана с формированием учебной программы направления. Создать ее нужно было, исходя из того, какие специальности мы считаем наиболее перспективными в ближайшие годы, а это, в свою очередь, предполагает, что мы проводим оценку текущего дефицита кадров в компаниях.

— Как вы делали такую оценку?

— Мы много общаемся с компаниями, которые являются партнерами университета, и собираем от них обратную связь по рынку труда. Кроме того, опыт в консалтинге тоже позволяет видеть, какие профессии будут в большем дефиците в связи с развитием разных подразделений у бизнесов. Например, понятно, что сейчас компании тысячами нанимают продуктовых менеджеров, причем я говорю не только о технологических компаниях, таких как «Озон» или «Яндекс», в банках та же ситуация, поскольку они сейчас, по сути, превращаются в IT-компании. Поэтому у нас одним из направлений, которые можно будет выбрать на третьем курсе, будет «Менеджмент продукта и маркетинг». Потом, опять же, развитие продукта требует продуктовой аналитики — значит, так же как и продуктовые менеджеры, будут нужны люди, которые поддерживают продуктовые команды, анализируя большие данные, проводя АБ-тесты, проверяя гипотезы и так далее. И третья наша специализация — это «Финансы». Люди, осваивающие специальность «финансы», могут работать и в банках, и в инвестиционных банках, и в фондах и так далее.

— В большинстве университетов люди выбирают себе специализацию все-таки с первого курса. В чем смысл вашей модели, когда это решение принимается только на третьем году обучения?

— Мы считаем, что вчерашнему школьнику может быть сложно принимать решение о том, кем он хочет работать. Опять же, давайте вспомним, что около 50% людей после окончания университета работают не по специальности. Поэтому у нас первый учебный год все студенты учатся вместе (и те, кто выбрал «Бизнес и аналитику», и «Разработку», и «Искусственный интеллект», а уже потом, поучившись, попробовав разные курсы, на втором году обучения они будут делать более сознательный, информированный выбор между одним из трех направлений, которые мы предлагаем. Потом, уже на третьем курсе, можно будет выбрать одну из трех специализаций, которые доступны внутри направления. Понятно, что в каждом из направлений есть обязательные дисциплины и дисциплины по выбору.

— При этом у вас, настолько я понимаю, есть еще и вариативность по уровню погружения в тот или иной курс?

— Да, у нас для многих курсов будут существовать три варианта сложности — синий, красный и черный (как горнолыжные трассы). То есть, если ты понимаешь, что курс тебе нужен на самом продвинутом уровне, ты выбираешь его «черный» вариант, а какие-то курсы, где тебе нужны, например, только общие знания, можно пройти на «синем» уровне. Прослушать все курсы в самой легкой версии не получится, есть определенное число дисциплин, которые в любом случае надо освоить на продвинутом уровне.

— Кто будет у вас преподавать?

— У нас преподают разные специалисты. Большинство из университетов, таких как Высшая школа экономики, Московский физико-технический университет, Российская экономическая школа. Часть преподавателей, что для нас было неожиданно, переходят к нам на работу из иностранных университетов, таких как Стокгольмская школа экономики. Много профессионалов из бизнеса, которые решили либо сменить карьеру в бизнесе на преподавание, либо совмещают.

— Чем вы их привлекли? Вы все-таки очень молодая академическая структура.

— Я думаю, что именно этим и привлекли. Мы, можно сказать, академический стартап — и готовы к новым нестандартным решениям. Многие из известных вузов — это организации со 100-летней историей и с сопутствующей ей бюрократией в части изменения учебных курсов. А мы можем предложить им создавать свои авторские продукты — если, конечно, они будут соответствовать нашим критериям отбора и задачам учебной программы.

— Часть курсов, например макроэкономику, вы будете читать примерно так же, как и другие вузы? Или нет?

— Как раз макроэкономику, как и другие фундаментальные дисциплины, мы будем читать по-другому. У нас сейчас работает команда специалистов — и их задача в том, чтобы, с одной стороны сохранить фундаментальность знаний, которая делает ряд экономических дисциплин вневременными, а с другой — дать студентам возможность сразу увидеть, для чего они могут эти фундаментальные знания использовать и как, например, макроэкономика влияет на управление продуктом. Так что все эти курсы должны быть адаптированы, и должны быть адаптированы к специфике того, чем будут заниматься наши выпускники.

Об отборе студентов и поступлении

— Как вы будете отбирать студентов, которые будут у вас учиться?

— К нам в университет ведут несколько основных путей: поступление через конкурс грантов и по ЕГЭ.

В рамках конкурса грантов есть стандартный трек (тестирование по математике и логике, бизнес-игра) и фаст-трек для олимпиадников и ребят, у которых есть реализованные проекты (они проходят собеседования). По итогам конкурса ребята могут получить грант, покрывающий до 100% стоимости обучения. Для зачисления им нужно сдать ЕГЭ на 240+ баллов, из которых профильная математика должна быть 80+ баллов. Такие баллы сопоставимы с уровнем, необходимым для МГУ, Высшей школы экономики и других ведущих вузов. Как и в другие вузы, к нам смогут поступить победители и призеры Всероссийских олимпиад школьников, такие абитуриенты поступают на полностью бесплатное обучение.

Поступление по ЕГЭ, вне конкурса грантов, происходит на платные места.

— Сколько будет стоить обучение на платном месте?

— 700 тыс. руб. в год — для всех направлений, для всех специальностей цена одинаковая. Замечу, что у нас как вуза нет задачи зарабатывать деньги, но есть задача стать самоокупаемыми, поэтому образование платное. Но предусмотрена и система грантов — у нас 50 мест, где грант покрывает 100% стоимости обучения. На всех остальных местах доля финансирования будет частичной, от 25% и до 90% от стоимости.

— Право на грант нужно будет подтверждать оценками каждый год?

— Нет, грант выдается на весь срок обучения. Дело в том, что, когда студент знает, что его грант зависит от его оценок, он может выбирать более легкие для себя предметы, чтобы получить более высокие оценки. Нам же хотелось бы, чтобы студенты выбирали курсы по своим интересам, пробовали себя в разных направлениях.

— Кто сможет претендовать на такой грант?

— Для получения гранта есть несколько путей. Первый — это стандартный трек. В рамках него необходимо пройти отборочный тест, после успешного прохождения которого мы приглашаем абитуриентов на деловую игру, по итогам которой принимаем решение о предоставлении гранта и его размере. Второй — призеры и победители различных олимпиад и конкурсов (перечень есть на сайте), а также те, кто реализовали свой проект, могут прийти к нам непосредственно на собеседование в рамках фаст-трека, по итогам которого также принимается решение о гранте. Всем получившим грант для зачисления нужно будет также сдать ЕГЭ не менее чем на 240 баллов, но стоимость обучения будет снижена на размер гранта.

— Какие проекты вас интересуют?

— Мы в первую очередь ищем проекты, так или иначе связанные с нашими тремя направлениями,— и эти проекты должны быть либо реализованы, либо иметь потенциал реализации. Идеальный кейс — это, например, работающее мобильное приложение, готовый и протестированный продукт или запущенный бизнес.

Конкурс проектов и другие пути получения грантов — это способ найти людей не просто умных, но и активных. Людей, которые активно инвестируют в свое развитие, у которых, если можно так выразиться, горят глаза, которые понимают, чего они смогут с нашей помощью добиться.

— Проводите ли вы свои конкурсы, хакатоны и другие способы отбора?

— Проводим регулярно! Например, недавно завершился кейс-чемпионат Deadline, в котором приняли участие более 4,5 тыс. человек со всей России, которые предлагали возможности использования искусственного интеллекта в образовании. Участники предлагали очень интересные проекты, и нам было сложно выбрать победителей, чтобы отдать им три первых, три вторых и три третьих места.

— Есть ли у вас задача привлечь абитуриентов из стран СНГ? Или все-таки вы пока ограничиваетесь Россией?

— Такой задачи изначально мы перед собой не ставили, но люди из стран СНГ сами о нас узнают и подают к нам документы. Отмечу, что уже сейчас, несмотря на то что университет существует всего год, он уже достаточно известен и среди абитуриентов, и среди родителей. Уже на примере магистратуры мы видим высокий конкурс на наши места. Так, например, при приеме в магистратуру конкурс составил около 60 человек на место.

— Обучение у вас будет только очное?

— Да, мы не верим в онлайн -курсы на уровне бакалавриата. Удаленно работать можно, а вот учиться не получается, очень много информации не усваивается. Опять же, мы хотим всех наших студентов собрать в одном здании, чтобы они могли общаться между собой. Чтобы они знакомились, узнавали друг от друга разные вещи. Потому что именно при случайных взаимодействиях людей рождаются идеи, иначе они не появляются. А мы хотим именно интересных идей от наших студентов, онлайн этого не добиться.

Об ориентации на практику

— Одна из проблем российского образования, на которую часто жалуются работодатели,— это неготовность выпускников той или иной программы решать реальные задачи на рабочем месте. Как вы планируете обеспечить соответствие знаний и навыков своих выпускников требованиям рынка труда?

— Мы верим в то, что студент должен начать что-то делать помимо учебы как можно скорее и получать практический опыт решения бизнес-задач как можно раньше. Мы, естественно, будем готовы ему в этом помочь. Партнерами нашего университета выступают несколько десятков ведущих компаний РФ, и все они заинтересованы в том, чтобы наши студенты пришли к ним на стажировку или на работу. Пусть это сначала будет в небольшом объеме, например десять часов в неделю, в гибком графике, чтобы совмещать с учебой, но это нужно. Помимо практики в компаниях-партнерах, мы привлекаем студентов к проектам университета.

— К каким, например?

— Например, сейчас мы вместе со студентами магистратуры проводим исследование уровня зрелости банковских систем в России и в странах БРИКС. Оцениваем разные параметры — количество клиентов, проникновение банковских услуг в население, пользовательский опыт пользователей в приложениях, техническую развитость банковских систем. Как только будет готово, выпустим его в формате отчета. В будущем будем делать подобные отчеты регулярно. Еще мы можем решать точечные бизнес-задачи для компаний-партнеров, реализуя мини-консалтинговые проекты со студентами. В каких-то случаях делаем это бесплатно, чтобы потренировать студентов, но, если понимаем, что проект требует больших ресурсов, делаем его платным. Но наша цель — дать развиваться студентам, а не перепрофилировать часть университета под консалтинговые задачи.

— Есть ли университет, на который вы ориентировались, создавая свою модель обучения?

— Одного университета нет. Мы проанализировали программы в 20 лучших университетах мира из США, Европы и Азии и продолжаем постоянно анализировать опыт. Естественно, мы учитываем и российский опыт — Высшую школу экономики, которую я сам окончил дважды, МФТИ и другие ведущие вузы.

У нас нет задачи изобретать велосипед во всем, а ориентир на практику сочетается с фундаментальными знаниями, которыми славятся российские вузы. Однако у нас свой путь и своя, во многом уникальная программа, имеющая мало прямых аналогов в мире. Для ее реализации необходимы не только опыт преподавания определенной дисциплины, но и креативность и полная ответственность за результат. Именно такие качества мы ищем в наших преподавателях и студентах.

Интервью взяла Анастасия Мануйлова

Почему экспорт машин из страны продолжает расти


                «Мы хотим учить людей, у которых горят глаза»

Источник: www.kommersant.ru

Недавние новости

Meta* планирует купить 5% в производителе очков Ray-Ban

makocho

«Росдорбанк» провел вторичное размещение акций по нижней границе ценового диапазона

makocho

Акции Nokia упали на 10% на фоне отчета о минимальных с 2015 года продажах

makocho