КС балансирует иммунитет

Суд поддержал и ограничил банкротов в получении денег на жилье

Конституционный суд (КС) распространил иммунитет на деньги, вырученные от продажи единственного ипотечного жилья банкрота, предписав внести поправки об этом в закон. После выплат залоговому кредитору и судебных расходов оставшиеся средства передаются должнику на новое жилье. Но если сумма оставшихся денег превышает стоимость жилплощади, минимально достаточной для банкрота и его семьи, разница включается в конкурсную массу для выплат другим кредиторам. В случае недобросовестности должника суд может лишить его части денег или даже всей суммы. Юристы считают злоупотребления неизбежными «без контроля за расходованием средств».


                КС балансирует иммунитет

КС 4 июня опубликовал решение по жалобе юридического бюро «Факториус», которое оспаривало конституционность ст. 446 Гражданского процессуального кодекса (ГПК), ст. 213.25 закона о банкротстве и п. 39 пленума Верховного суда (ВС) от 13 октября 2015 года. Бюро считает сложившуюся по этим нормам практику нарушающей права кредиторов гражданина-банкрота.

Спор возник в рамках банкротства Екатерины Мизиной. Сначала она совместно с супругом взяла ипотечный кредит в ВТБ на квартиру в Подмосковье, а затем — потребительский кредит в Локо-банке, правопреемником которого стало бюро. Квартира была продана за 6,6 млн руб., из них 2,3 млн руб. получил ВТБ, еще часть средств потратили на расходы по организации банкротных торгов и вознаграждение управляющего. Госпожа Мизина попросила суд исключить из конкурсной массы оставшиеся 3,8 млн руб. для покупки нового жилья взамен единственного, которое было продано. Управляющий поддержал эти требования в пределах 1,9 млн руб.

Арбитражный суд Мособласти полностью отказался передать должнице оставшиеся средства, пояснив, что ст. 446 ГПК устанавливает исполнительский иммунитет на единственное жилье, но не на деньги от его продажи. К тому же у Екатерины Мизиной осталось еще 2,5 млн руб. реестровых долгов перед другими кредиторами. Но апелляция и кассация удовлетворили просьбу должницы, посчитав, что 3,8 млн руб. подпадают под имущественный иммунитет от требований незалоговых кредиторов и могут быть направлены на покупку жилья, учитывая его отсутствие у супругов и их несовершеннолетних детей.

Бюро как незалогового кредитора решение не устроило. По его мнению, распространение иммунитета на оставшиеся от продажи квартиры средства необоснованно, их сумма существенно превышает установленный ст. 213.25 закона предел в 10 тыс. руб. для банкрота и поэтому должна пойти на погашение долгов.

Рассмотрев жалобу, КС решил, что остаток средств все-таки должен передаваться должнику для приобретения нового жилья, напомнив о «защите достоинства граждан» и социальной политике государства. Законодатель должен стремиться к балансу «различных и зачастую диаметрально противоположных интересов» участников дела, учитывая, что потребительское банкротство призвано «создать условия для защиты экономических и юридических интересов всех кредиторов при наименьших отрицательных последствиях для должника».

Иммунитет единственного жилья должника от взыскания с исключением ситуаций, когда оно выступает предметом ипотеки, сам по себе «не может расцениваться как нарушение прав незалоговых кредиторов». К тому же взыскание заложенного жилья возможно лишь при «существенном нарушении обязательств» по ипотечному кредиту и «при наличии законных оснований для такого взыскания», уточнил КС.

Закон о банкротстве допускает распределение между незалоговыми кредиторами средств, оставшихся от выручки с продажи залога после выплат по ипотеке, не устанавливая особенностей на случай, если речь идет о единственном жилье. Тем не менее практикой, в том числе на уровне ВС, «востребован подход», по которому оставшиеся деньги исключаются из конкурсной массы и передаются должнику для «обеспечения права на жилище», через покупку или аренду. Эта позиция соответствует «признанию ценности права на жилище как основы для реализации иных прав» граждан, подчеркнул КС.

Но иммунитет не может быть безграничным, уточнил КС. Так, средства не должны позволять приобрести роскошное жилье, явно превышающее «разумные потребности должника и членов его семьи», а в случае превышения разница в сумме включается в конкурсную массу.

Также суд вправе полностью или частично отменить иммунитет для денег по тем же основаниям, что и для единственного жилья — в случае явно недобросовестного поведения или злоупотребления правом со стороны должника (супруга), которое повлияло на способность расплатиться с долгами. Например, если выплаты по ипотеке «целенаправленно осуществлялись за счет средств, полученных от других кредиторов», а оставшиеся с продажи залога деньги (после погашения ипотеки и судебных расходов) должник рассчитывал полностью забрать себе.

В законодательстве нет изъятий для средств, вырученных от продажи ипотечного единственного жилья, что «не обеспечивает определенности» для правоприменения в «чувствительной сфере гарантии жилищных прав». Поэтому КС предписал законодателю урегулировать вопрос, что «не препятствует» применению иммунитета до внесения поправок.

Юристы отмечают, что средства от продажи жилья после погашения долга перед залоговым кредитором остаются довольно часто. «Этому способствуют рост цен на недвижимость и льготные ставки по кредитам»,— поясняет руководитель проектов банкротной практики «ЮрТехКонсалт» Кирилл Чухалдин. Деньги от продажи квартиры могут оставаться, когда большая часть долга по ипотеке была выплачена ранее или, например, жилье приобреталось на стадии котлована и по завершении строительства его стоимость выросла, добавляет юрист банкротной практики «Лемчик, Крупский и партнеры» Роман Амбарцумов. В ряде регионов только в 2023 году цены на новостройки увеличились на 20%, уточняет партнер «Сотби» Антон Красников.

Важно, что КС не дает «исключительной и безграничной защиты» должнику и его семье, так как судам предписано проверять размер исключаемых средств и добросовестность гражданина, подчеркивает Кирилл Чухалдин. Так, «КС сужает и ограничивает ранее высказанную ВС позицию» — вместо безусловного иммунитета остатка средств от реализации жилья дается лишь частичный и даже право суда полностью отказать в нем, соглашается арбитражный управляющий Сергей Домнин.

Такую позицию можно назвать «следующим и очень важным шагом на последовательном пути КС к ограничению исполнительского иммунитета, особенно в отношении так называемого роскошного жилья», полагает господин Домнин. Приобретаемое взамен жилье должно быть скромным, говорят юристы. На практике суды обычно определяют его параметры исходя из норм для соцнайма (в Москве — 18 кв. м на человека), поясняет господин Чухалдин. Но определить достаточную сумму непросто, признает Роман Амбарцумов: «Потребуется провести анализ рынка и выявить среднюю стоимость».

Сергей Домнин сомневается, что поправки к законодательству будут приняты в ближайшие годы. Хотя на внесение в Госдуму законопроекта во исполнение решения КС отводится шесть месяцев, на практике сроки могут не соблюдаться, подтверждает господин Амбарцумов. Так, критерии роскошного жилья не установлены в законе до сих пор, хотя КС предписывал сделать это еще в 2012 году.

Но и без изменений в законах «позиция КС обязательна для судов» и будет применяться, уточняет Антон Красников. Вместе с тем «необходим контроль за расходованием должником этих средств, чтобы избежать злоупотреблений или, например, растраты денег на азартные игры», но неясно, кто и как должен это контролировать, указывает Кирилл Чухалдин. По его мнению, это можно было бы поручить управляющему.

Анна Занина

Источник: www.kommersant.ru

Недавние новости

Производители попросили продлить действие цен на дефицитные лекарства

makocho

Под санкции ЕС могут попасть компании, которыми на 50% владеют санкционные лица

makocho

Суд снял арест со счетов европейского экс-подрядчика «Еврохима»

makocho