«Когда поднимаются цены на вино, падает подушное потребление, а это страшно»

Вице-президент Simple Group Анатолий Корнеев — о российском винном рынке

Что будет с ценами на импортное вино? Какие перспективы у российского виноделия? И что на самом деле является угрозой для отечественных производителей вина? Эти и другие вопросы в ходе Петербургского экономического форума обсудили сооснователь и вице-президент Simple Group Анатолий Корнеев и корреспондент “Ъ FM” Илья Сизов.


                «Когда поднимаются цены на вино, падает подушное потребление, а это страшно»

— В прошлом году российское вино вошло в топ-3 по продажам в Simple, уступив только Италии и Франции. Дело же не в том, или не только в том, что доступ к импортному вину как-то усложнился? И есть ли, на ваш взгляд, у России возможность стать полноценной винодельческой страной?

— Не только возможность, мы, вообще-то, уже ею стали. Мы находимся в самом начале пути, именно по этой причине, скорее всего, рано или поздно третье место должно превратиться в первое. Это не политический лозунг, а абсолютная возможность, которая совпадает с волей государства, которое очень активно инвестирует в эту отрасль. Она является наиболее передовым сектором экономики на сегодняшний день в силу того, что субсидии даются очень успешно, более того, государство еще и коммуникационно поддерживает.

Как российские виноделы нарастили объемы выпуска

Так сложилось, что мы сейчас находимся в замкнутом контуре, в этой связи, конечно, виноделие поддерживает внутренний туризм. Он везде в мире является, наверное, гораздо более комфортным, а вино и туризм идут бок о бок. Во Франции, например, вино отвечает за 2% ВВП. Но если вы возьмете смежные сектора экономики, тот же туризм или гастрономию, рестораны, HoReCa и так далее, эта цифра превращается в 5% ВВП.

— А с импортным вином сейчас как дело обстоит? Что за два года поменялось? Может, появились какие-то новые партнеры, пришлось ли прибегать к параллельному импорту?

— Рынок удивительным образом пока остается стабильным, несмотря на то, что у нас существует, естественно, здоровый протекционизм. Мне очень хотелось бы надеяться на то, что благоразумие и логика возобладают над эмоциями, когда мы говорим про недружественные страны. Нам надо сохранить какую-то надежду на то, что мы не сожжем все мосты, это экономическая дипломатия. Конечно, сельское хозяйство, с одной стороны, является наиболее уязвимой средой, потому что любой винодел зависит сильно от неконтролируемых погодных условий, неурожаев, засух и так далее. С другой стороны, потребительский рынок очень строго отрегулирован.

В России этот выглядит следующим образом: средняя цена российского вина, продаваемого на полке— 520 руб., это данные Росстата. Можно надеяться на то, что россиянин будет следить за всеми изменениями, которые происходят из-за повышения пошлин, акцизов, и будет готов инвестировать, голосовать своим рублем за российское вино. Можно посмотреть на примере акциза, не все сельскохозяйственные предприятия в РФ имеют выгоду, заложенную в цену, потому что очень часто они разделяют свой бизнес юридически. Есть сельскохозяйственные подразделения, которые являются производителями винограда, а дальше они передают его предприятиям, которые производят вино и коммерциализируют его. И здесь НДС вместе с акцизом прилетит, а так называемые крестьянско-фермерские хозяйства (КФХ), которые освобождены от уплаты этого самого акциза, все равно получат НДС. Это 20 руб., не так много, но если думать в логике себестоимости, на 200 руб. 20 руб. дополнительного обременения — это 10%. То есть мы постепенно растим цену.

Почему Польша и Литва разворачивают грузы на границе

Возвращаясь к вашему вопросу про импортные вина, на каждое вино, пересекающее таможенную границу Российской Федерации, мы получаем 290 руб. наценки. Эта цифра складывается из акциза, который был трижды увеличен, пошлины, которая вроде бы была повышена всего лишь на 7,5%, но там есть отсечение границы — не менее $1,5. То есть все импортное вино до €7 в закупке, это такие вина, например, как Chianti, Petit Chablis, к которым мы приучали россиян 30 лет, получат эту совокупность надбавок к стоимости.

Когда было просекко, например, по 900 руб. за бутылку, это был востребованный товар, а сейчас дополнительные 300 руб. переносят его в совершенно другой маркетингово-ценовой сегмент. 95% всего вина, оборачиваемого в РФ, имеет стоимость до 1 тыс. руб., то есть эластичности цены не хватит. В этом смысле импорт пока еще сохраняется, и хорошая новость в том, что, скорее всего, в силу того, что был 2022 год благоприятный, в 2023-м все готовились к повышению сначала пошлин, потом акцизов, и все закупились. И первым, кто это сделал очень агрессивно, был ритейл. Это не были дистрибуторы, потому что они не хотят сидеть на больших стоках, это дорого. А ритейлу нужно было сохранить у потребителя ощущение спокойствия и плавного изменения цен. Глобально сегодня больших проблем с импортом нет. Мы все обеспечены товаром, все благополучно, все замечательно, новых стран никто не ищет, потому что есть стабильный спрос, но изменения нас ожидают.

Мой прогноз — мы с вами доживем приблизительно до 1 января 2025 года со старыми ценами. Это ощущение комфорта сохранится и в высокий сезон. Но потом неизбежно мы будем замечать, что меняется цена, и разница будет заметной. Когда постоянно поднимаются цены на вино, падает подушное потребление, а это страшно, потому что мы живем в пространстве, где вся спиртосодержащая продукция разделена на три больших блока. У вина всего-навсего сейчас официальное потребление составляет 6,9 л на душу населения в год, а если вычесть оттуда плодовые вина и виносодержащие напитки с добавлением этилового спирта и оставить чистое вино, то останется еще меньше, при 57 л потребления на душу населения пива. В больших абсолютных цифрах это выглядит таким образом: мы в России ежегодно потребляем около 800 млн л вина при 7,5 млрд л пива, и это большая угроза.

У самой профессиональной, самой доходной для государства категории отнимают значительную долю рынка, потому что 9% всего лишь вина отвечают за 21% доходности государства.

В обороте это выглядит совершенно по-другому. Пиво является менее содержательным, менее доходным. Поэтому мы говорим, отмените НДС на российское вино, вы потеряете 50 млрд руб. И их можно компенсировать добавив всего лишь 10 руб. на бутылку пива в виде акциза, перераспределив сборы, вы получите ту же самую сумму.

— Вы сказали о разумном протекционизме, а 200% пошлины на вино из стран НАТО — это разумный протекционизм?

— Конечно, нет. Если вы посмотрите на то, как устроен рынок, вы увидите, что уже на сегодняшний день изменение в цене, которое пока составляет минимум плюс 290 руб. к бутылке, вызовет отток товара. Например, только в категории просекко мы посчитали минус 35%, в категории таких вин, как кьянти, риоха и так далее, которые закупаются по цене около €7, вы получите отток в 50%. Допустим, это будет как-то скомпенсировано эластичностью цены или лояльностью клиентов к брендам. Но это большой объем, потому что страны недружественные на сегодняшний день отвечают за 75% всего импортного вина.

Почему Ввоз вина из-за рубежа резко вырос

Допустим, я являюсь производителем вина в Грузии, я понимаю политический режим, фон, связанный с отсутствием пошлин. При этом есть очень много производителей хорошего грузинского вина, которые не могут попасть на российский рынок. В силу того, как формировался заградительный институт, в том числе так называемых СГРов, которые не дают возможность некоторым производителям попасть на рынок, а старые производители по-прежнему сюда везут тоннами совершенно банальные, не лучшие вина Грузии.

Здесь нужно, конечно, очень рационально вести этот диалог. Я заговорил о Грузии, потому что она беспошлинная, но является сейчас первой в списке стран из категории импортных, обгоняя Италию, которая 30 лет подряд оставалась абсолютным лидером на рынке. И вот тут нужно находить диалог, смотреть по-новому на контроль качества приходящего сюда грузинского вина, это должны быть не заградительные пошлины, а какой-то новый специфический взгляд регулятора.

С нами все ясно — Telegram-канал «Ъ FM».

Источник: www.kommersant.ru

Недавние новости

NYT узнала о краже секретной переписки у компании — разработчика ChatGPT

makocho

Российские компании стали чаще отправлять сотрудников в командировку в европейские страны

makocho

Московский особняк бывшей жены Семена Могилевича продадут на торгах

makocho