Хождение по свопам

Пулково пытается взыскать переплату с Юникредит-банка

Как стало известно “Ъ”, оператор аэропорта Пулково судится с Юникредит-банком из-за 251 млн руб., уплаченных по договорам процентных свопов. В них применялась плавающая ставка, привязанная к EURIBOR, которая в 2015 году впервые в истории стала отрицательной. Банк обязал Пулково доплатить по свопам. Компания затем потребовала вернуть эти деньги, но третейский суд взыскал лишь 62,5 млн руб. Теперь тяжба перешла в госсуды, которые сочли снижение суммы «неосновательного обогащения» банка «нарушением публичного порядка РФ». Проблема состоит в неясности последствий отрицательной ставки для свопов, с чем могли столкнуться и другие компании, считают юристы. Они считают спорными позиции и третейского, и государственных судов.


                Хождение по свопам

“Ъ” узнал о споре между ООО «Воздушные Ворота Северной Столицы» (ВВСС, оператор аэропорта Пулково) и Юникредит-банком, который шел в конфиденциальном порядке в третейском суде. Конфликт возник из договоров процентных свопов от 2010 года, плавающая ставка по которым была привязана к EURIBOR (средняя процентная ставка для межбанковских кредитов в евро).

Процентный своп — финансовый инструмент, который позволяет «сторонам обмениваться будущими процентными платежами на определенную сумму основного долга», поясняет руководитель проектов департамента финансового консультирования «КСК Групп» Ольга Рудько. «Это особенно актуально для компаний, которые имеют кредиты с плавающей процентной ставкой и хотят застраховаться от риска ее повышения»,— добавляет директор «Яковлев и партнеры» Мария Яковлева.

В мае 2015 года одномесячная ставка EURIBOR впервые в истории упала ниже нуля и стала положительной только в апреле 2022 года. Четкого регулирования для отрицательной ставки тогда не было, из-за чего в ЕС в 2015–2016 годах возникали споры о том, не должны ли банки доплачивать заемщикам по ипотечным кредитам с плавающей ставкой. Позднее европейские страны внесли поправки в законы, ограничив минимальную ставку 0%.

При отрицательной ставке EURIBOR «Юникредит» обязал ВВСС доплатить за 2015–2022 годы 251 млн руб. Позднее компания решила, что банк «неосновательно обогатился» за ее счет, и потребовала вернуть деньги с процентами. «Банк воспользовался тем, что в договорах отсутствовало регулирование уплаты плавающей ставки при отрицательном значении показателя EURIBOR, и ввел ВВСС в заблуждение»,— поясняли в суде представители ООО.

Ольга Рудько полагает, что с проблемой столкнулись многие компании. Отсутствие информации по аналогичным делам, по ее мнению, связано с тем, что стороны подписывают третейские оговорки и споры остаются конфиденциальными.

В договорах ВВСС тоже была третейская оговорка. Спор рассматривал арбитражный центр (АЦ) при РСПП. Часть требований была отклонена из-за истечения срока давности. Признав факт неосновательного обогащения банка за счет клиента, арбитры решили взыскать из оставшихся 125 млн руб. лишь половину (62,5 млн руб.), сославшись на ст. 992 Гражданского кодекса (ГК) о комиссионном поручении. По норме, если комиссионер заключает сделку на более выгодных условиях, чем указывал комитент, дополнительная выгода делится между ними поровну.

ВВСС оспорил третейское решение в госсуде в части отказа взыскать еще 62,5 млн руб. Компания ссылалась на «противоречие публичному порядку РФ», нарушение «фундаментального права» частной собственности, принципа эффективности правосудия и «права общества на судебную защиту». Арбитражный суд Москвы поддержал эти доводы, отменив 20 февраля решение арбитров из-за «противоречия публичному порядку РФ». АЦ не объяснил, чем схожи отношения сторон по свопам с комиссионным поручением по ст. 992 ГК, говорится в судебном акте. Кроме того, «произвольно уменьшив размер неосновательного обогащения, третейский суд нарушил основополагающие принципы российского гражданского судопроизводства», включая законность и состязательность. Позиция арбитров противоречит «запрету неосновательного обогащения» и не соответствует «принципам справедливого распределения рисков, пропорциональности и добросовестности сотрудничества», заключил госсуд.

Юникредит-банк обжаловал решение в кассации, заявляя, что «недопустимость неосновательного обогащения» не является «правовым принципом, составляющим часть публичного порядка». Кроме того, банк поддержал применение нормы о комиссионном поручении, предполагающей распределение дополнительной выгоды пополам между участниками отношений. Но кассация 29 мая оставила в силе решение первой инстанции.

В пресс-службе Юникредит-банка не ответили “Ъ”. Партнер АБ «Линия права» Алексей Костоваров, представляющий интересы ВВСС, считает «обоснованными выводы госсудов, которые подтвердили обязанность банка по выплате второй половины неосновательного обогащения, заявленного в пределах срока давности, в которой отказал АЦ». Если банк не выплатит сумму в добровольном порядке, «денежные средства будут взысканы принудительно», уточнил он “Ъ”.

Мария Яковлева поясняет, что процентные свопы регулируются «специфическими нормами», включая законы «О рынке ценных бумаг» и «О валютном регулировании и валютном контроле», акты ЦБ РФ. Применение к свопам ст. 992 ГК юристы считают спорным. «Я не вижу аналогий между свопом и договором комиссии и не понимаю, как статья о дополнительной выгоде комиссионера может применяться к неосновательному обогащению»,— подчеркивает партнер Denuo Андрей Панов. Распределение выгоды по комиссионному договору уместно, например, когда риэлтор продал недвижимость дороже, чем оговаривалось в соглашении с собственником, уточняет партнер адвокатского бюро NSP Илья Рачков.

По мнению господина Рачкова, взыскание половины суммы может объясняться тем, что «арбитры более склонны к поиску компромисса, чем госсудьи». При этом сам юрист считает обоснованной отмену решения АЦ при РСПП, учитывая «серьезное нарушение материальных норм», а зарубежный опыт, по его наблюдениям, «допускает подобный подход».

Однако не все юристы согласны с тем, что в деле имело место нарушение публичного порядка, то есть «фундаментальных принципов построения экономической, политической, правовой системы РФ». Партнер КА Pen & Paper Станислав Данилов отмечает, что «по сложившейся в России практике нарушение публичного порядка трактуется как «резиновое основание»», но сюда не относится «несогласие госсудов с выводами арбитров». «Третейский суд имеет право на ошибку, ведь арбитрами могут быть не только юристы, но и бизнесмены»,— указывает господин Данилов. Андрей Панов подчеркивает, что «ошибочное третейское решение — это риск сторон, но не вопрос публичного порядка», и, «когда стороны соглашаются на третейское разбирательство, они соглашаются подчиниться решению арбитров».

Анна Занина, Ян Назаренко

Источник: www.kommersant.ru

Недавние новости

NYT узнала о краже секретной переписки у компании — разработчика ChatGPT

makocho

Российские компании стали чаще отправлять сотрудников в командировку в европейские страны

makocho

Московский особняк бывшей жены Семена Могилевича продадут на торгах

makocho