Долг и честь гендира

Руководителям брошенных компаний придется ответить за бездействие

Верховный суд РФ (ВС) может ужесточить подход к руководителям брошенных организаций. Такие юрлица исключаются из ЕГРЮЛ в административном порядке, но нередко у них остаются кредиторы, которые предъявляют претензии к владельцам и руководителям. До сих пор ВС высказывал достаточно мягкую позицию по отношению к директорам и возлагал бремя доказывания их недобросовестности на кредиторов. Но теперь ситуация может измениться. В экономколлегию передан спор по жалобе кредитора, настаивающего на привлечении директора брошенной организации за бездействие. Юристы отмечают общий тренд на усиление ответственности руководства таких компаний после постановления Конституционного суда РФ (КС) от 2023 года, но надеются, что подход не будет излишне строгим.


                Долг и честь гендира

ВС рассмотрит вопрос о субсидиарной ответственности директора компании, исключенной из ЕГРЮЛ в административном порядке, но с непогашенными долгами. В 2018 году ООО «Крымдорстрой ЛТД» взыскало с ООО «ДРСУ-Крым» 5,5 млн руб. долга за поставленные товары, но фактически получить деньги не удалось. В августе 2018 года ФНС внесла в ЕГРЮЛ запись о недостоверности сведений о «ДРСУ-Крым», а в октябре 2019 года директор компании был привлечен за повторное нарушение к административной ответственности. В июне 2021 года налоговики исключили «ДРСУ-Крым» из реестра как «недействующее юрлицо».

Кредитор решил добиваться взыскания долга с экс-директора «ДРСУ-Крым» Владимира Парфенова, который в октябре 2021 года начал личное банкротство. «Крымдорстрой» просил включить в реестр кредиторов господина Парфенова требования на 5,5 млн руб., считая, что гражданин несет субсидиарную ответственность по долгам компании. В частности, кредитор ссылался на то, что Владимир Парфенов «действовал недобросовестно», а именно «фактически бросил общество, не рассчитавшись с долгами», не принял мер к ликвидации ООО в установленном законом порядке. По версии кредитора, именно «бездействие директора» привело к тому, что обязательства не были исполнены.

Кредитор также просил суд истребовать из банков выписки по счетам «ДРСУ-Крым» о движении средств в 2016–2021 годах для анализа финансово-хозяйственной деятельности должника. Но арбитражный суд Мособласти отклонил ходатайство и отказался включить компанию в реестр кредиторов банкротящегося директора. С этим согласились апелляция и кассация. По мнению судов, наличие долга у ООО «не является бесспорным доказательством вины руководителя», а кредитор мог «контролировать решения, принимаемые налоговой службой» и оспорить запись об исключении из ЕГРЮЛ, чего не сделал. К тому же, говорится в решениях, просрочка по долгу была допущена в 2016 году, то есть до вступления в силу поправок о субсидиарной ответственности контролирующих лиц по обязательствам организации, исключенной из ЕГРЮЛ (это произошло 30 июля 2021 года).

«Крымдорстрой» обратился в ВС, настаивая, что установленные обстоятельства достаточны для квалификации бездействия директора по п. 3.1 ст. 3 закона об ООО и привлечения его к ответственности по долгам «ДРСУ-Крым». ВС счел доводы заслуживающими внимания и передал дело в экономколлегию. Заседание назначено на 17 июня.

Субсидиарная ответственность по долгам брошенных и исключенных из ЕГРЮЛ компаний появилась в 2017 году, а с 2020 года судебная практика «начала нарабатываться в большом количестве», рассказывает адвокат Case by Case Юлия Михальчук. Это связано в том числе и с увеличением числа брошенных компаний: по данным ФНС РФ, если в 2019 году в административном порядке ликвидировалось 83 тыс. юрлиц, то в 2022 и 2023 годах — более 200 тыс. ежегодно.

Руководитель банкротной практики «Лемчик, Крупский и партнеры» Давид Кононов отмечает, что в последние годы увеличилось число случаев, когда кредиторы предъявляют претензии к руководителям и владельцам ликвидированных компаний, а «суды становятся более внимательными к таким претензиям». Так, в 2021 году КС отмечал, что исключение компании из ЕГРЮЛ в административном порядке «не дает кредиторам возможности в полной мере защитить свои права и интересы и не может заменить выполнение участниками ООО обязанностей по ликвидации юрлица, включая погашение долгов», поясняет господин Кононов. Поправки 2017 года к закону об ООО не имеют обратной силы, но привлечение к ответственности контролирующих компанию лиц за их вредоносные действия возможно и по общим гражданско-правовым основаниям, признал тогда КС.

ВС до сих пор занимал достаточно мягкую позицию по отношению к руководителям и владельцам брошенных компаний. Так, суд разъяснял, что кредитор ликвидированной компании обязан доказать причинно-следственную связь между конкретными действиями (бездействием) директора и тем, что компания не погасила долги. Например, речь может идти о выводе директором активов из организации, но просто о факте исключения компании из ЕГРЮЛ в административном порядке — нет, уточняет Юлия Михальчук. Суды должны содействовать кредиторам в получении доказательств, добавляет юрист.

Позиция ВС, высказанная в 2020 и 2022 годах, обеспечила руководителям исключенных из реестра организаций «весомый инструмент правовой защиты», не позволяющий возложить на них ответственность только по причине административной ликвидации юрлица, отмечает управляющий партнер правового бутика K’AMELAWT Анастасия Шамшина. Она считает такой подход «сбалансированным» (см. “Ъ” от 27 августа 2020 года и от 9 ноября 2022 года). Но юристы отмечают тренд на усиление ответственности директоров брошенных компаний, явно проявившийся после нового постановления КС от февраля 2023 года.

«КС фактически возложил на бывшее руководство исключенной из ЕГРЮЛ компании обязанность доказать свою добросовестность, если кредитор успел просудить свой долг»,— поясняет госпожа Шамшина. Таким образом, уточняет она, начала формироваться «более прокредиторская позиция» — именно привлекаемое к субсидиарной ответственности лицо должно доказать, что его действия или бездействие не привели к невозможности исполнения обязательств перед кредитором.

Анастасия Шамшина надеется, что ВС не признает «автоматическую ответственность директора» в случае исключения возглавляемой им компании из ЕГРЮЛ налоговиками, но призовет «подробно и досконально изучать вопросы добросовестности и исследовать причинно-следственную связь между невозвратом долга и действиями директора».

К тому же, считает Давид Кононов, «привлечение к субсидиарной ответственности — это исключительный механизм восстановления нарушенных прав кредиторов» и перед его применением «должны быть исчерпаны все иные способы». То есть кредитор мог сначала обратиться в ФНС и приостановить исключение организации из ЕГРЮЛ, затем подать на банкротство должника, а уже при выявлении отсутствия активов добиваться субсидиарной ответственности контролирующих лиц, поясняет юрист, но «вместо этого кредитор бездействовал». Если в таких обстоятельствах ВС позволит истцу включиться в реестр директора, то, по мнению господина Кононова, это «может создать прецедент и усилить ответственность руководителей брошенных компаний».

Анна Занина, Ян Назаренко

Источник: www.kommersant.ru

Недавние новости

В Госдуме призвали запретить «тапать хомяка» в Telegram

makocho

Meta* планирует купить 5% в производителе очков Ray-Ban

makocho

«Росдорбанк» провел вторичное размещение акций по нижней границе ценового диапазона

makocho